О чем будут говорить Путин и Трамп?

,

В пятницу, 7 июля, открывается саммит «большой двадцатки», в рамках которого президенты России и США должны будут впервые встретиться лично. По мнению экспертов, отношения двух стран находятся в состоянии «хуже некуда», а массу нерешенных двусторонних вопросов можно обозначить как критическую. Тем не менее мировая пресса в большей степени сосредоточена лишь на единственном вопросе: смогут ли два лидера договориться о будущем Сирии?

Вечером 5 июля газета Washington Post опубликовала любопытное заявление Госсекретаря США Рекса Тиллерсона: «Соединенные Штаты готовятся к совместным операциям с Россией в Сирии». Надо напомнить, что 18 июня США сбили сирийский Су-22, после чего российские военные сообщили о прекращении взаимодействия с американцами на предмет обеспечения безопасности полетов авиации в Сирии. Однако уже 28 июня глава Пентагона Джеймс Мэттис рассказал о работающем американо-российском канале связи для предотвращения конфликтов в Сирии.

В понимании Тиллерсона «совместными операциями», как представляется, можно назвать обеспечение американцами контроля над одной из зон деэскалации – на юге Сирии. Сама идея создания зон безопасности на западе Сирии была предложена Россией в рамках астанинского формата в мае текущего года. Предлагалось создать четыре таких зоны: к северу от Хомса, в провинции Идлиб, в Восточной Гуте и на юге Сирии. Гарантами соблюдения режима прекращения огня на этих территориях должны были стать Россия, Иран и Турция. Предложение Тиллерсона может быть воспринято конструктивно, поскольку юг Сирии – это выход к Иордании и Израилю. Появление на границах этих стран представителей Турции и тем более Ирана может привести к неприятным последствиям для всего региона и, очевидно, не внесет конструктива в решение сирийского конфликта. Тем не менее сама возможность существования «зоны смягчения эскалации» на юге Сирии все еще остается под вопросом: в среду 5 июля агентство РИА Новости сообщало о согласовании только двух зон деэскалации – в Восточной Гуте и на севере Хомса.

«Самое главное – это обмен мнениями между президентом Трампом и президентом Путиным о том, как они видят будущее отношений между нашими странами», – заявляет Тиллерсон. Между тем качество взаимодействия между РФ и США будет как раз зависеть от развязки сирийской кампании, поскольку именно ее, как утверждает Дэвид Гарднер из Financial Times, Путин «выбрал для возвращения России на мировую арену в качестве великой державы», в то время как «Трамп не имеет четкой повестки».

Наиболее оптимальной повесткой встречи двух президентов можно назвать некоторые предложения старшего научного сотрудника Брукингского института Стивена Пайфера (хотя разрабатывались они только для Трампа). Во-первых, нужно вернуть динамику в российско-американские отношения и «не ждать чудес»: стороны слишком долго шли к «низшей точке» своего взаимодействия, чтобы одномоментно вернуться к нормальному сотрудничеству. Во-вторых, Путин и Трамп должны решить вопрос с предотвращением столкновения российских и американских военных в Сирии. В-третьих, украинский кризис «создает серьезное препятствие для улучшения отношений двух стран». Наконец, в-четвертых, Россия и Америка должны сохранить договор о РСМД.

При всей важности встречи президентов РФ и США ждать от нее серьезных последствий не стоит: «Путин и Трамп просто обменяются мнениями по важным для себя вопросам». Хотя при нынешнем уровне отношений даже простой обмен мнениями между двумя лидерами способен стать тем самым «началом» постепенного восстановления приемлемого российско-американского взаимодействия.

Подготовил специально для проекта PolitIQ Роман Колесников

Все новости