Мосул освобожден, аль-Багдади убит. Что дальше?

,
В Ираке продолжают орудовать экстремисты, а уже осенью целостность государства окажется под вопросом

Минувшая неделя принесла сразу две хорошие новости: иракский город Мосул освободили от террористов, а их лидер – Абу Бакр аль-Багдади мертв. Последнее стало своего рода сенсацией, поскольку лидера террористической организации ИГИЛ (запрещено на территории РФ) «убивали» с 2015 года. Тем не менее до праздника на «иракской улице» еще далеко: в стране продолжают орудовать экстремисты, а уже осенью целостность государства окажется под вопросом.

Впервые о смерти главаря самопровозглашенного «халифата» объявил телеканал «аль-Арабия» в феврале 2015 года. С тех пор сообщения о гибели «главного террориста» появлялись регулярно, хотя столь же регулярно они и не подтверждались. Однако в этот раз ошибки быть не может. Сначала российское минобороны заявило о возможной смерти аль-Багдади в результате бомбардировки пригорода Ракки, затем 30 июня иранское телевидение распространило фотографии, подтверждающие гибель «халифа». 11 июля уничтожение террориста подтвердил Сирийский центр мониторинга за соблюдением прав человека, а после – и сами игиловцы.

«Исламское государство» не только лишилось лидера, но и, наконец, потеряло контроль над самым крупным городом, который когда-либо захватывало, –  Мосулом. Иракский премьер Хайдер аль-Абади гордо назвал успех «концом ИГ», а победные реляции охватили весь Ирак: люди плакали от счастья, махали флагами и поздравляли друг друга. Со специальным заявлением выступил и российский МИД, вспоминая, что «взятие Мосула оплачено дорогой ценой», а «впереди – ликвидация террористического присутствия на всей территории страны».

Однако война и нестабильность в Ираке все еще далеки от завершения. Как утверждает газета New York Times, «возникают опасения, что шиитские ополченцы, мобилизованные для борьбы с ИГ могут обернуть оружие друг против друга, борясь за власть». Кроме того, сунниты полны решимости отомстить своим соседям, которые поддерживали ныне стремительно угасающее ИГ. Не стоит забывать и о том, что «другие города и населенные пункты все еще находятся под контролем боевиков».

На столь негативном фоне в столице Иракского Курдистана – Эрбиле – было объявлено о проведении референдума о независимости от Багдада в сентябре текущего года. Надо заметить, что иракские курды уже сейчас обладают достаточной степенью автономности: у них есть право самостоятельно распоряжаться нефтяными доходами и иметь собственные вооруженные силы (пешмерга), которые оказались едва ли не самыми боеспособными и эффективными на поле боя с игиловцами. Однако у этой эффективности оказалась и другая сторона: теперь курды контролируют почти треть всей иракской нефти. По словам востоковеда Марианны Беленькой, ситуацию все же не стоит драматизировать, а «референдум – это только начало долгого торга о статусе Иракского Курдистана». Внешние игроки не определились кого поддерживать (и вряд ли смогут это сделать) – Багдад или Эрбиль, и даже среди самих курдов есть существенные разногласия.

Процессы трайбализма и этконфессионализма все также актуальны для Ирака. И, судя по всему, как и почти сто лет назад, государственные механизмы на территории бывшей Месопотамии придется поддерживать великим державам.

Подготовил специально для проекта PolitIQ Роман Колесников

Все новости