Суверенитет и государственность на Ближнем Востоке – невыносимая хрупкость бытия

,

Одна из статей нового выпуска журнала “Контуры глобальных трансформаций” – за авторством профессора И.Д.Звягельской – посвящена проблемам суверенитета и государственности на Ближнем Востоке. Текст ниже – краткое содержание этой статьи.

Что есть суверенитет? И что есть суверенитет на Ближнем Востоке? На первый вопрос ответ широко известен. Автор напоминает, “суверенитет – это независимость государства во внутренней и внешней политике, закрепленная признанием со стороны международного сообщества” (стр. 98). Ответу же на второй вопрос, по сути, посвящена статья.

Вестфальские принципы эволюционировали. Но даже измененные временем, они с трудом применимы для большинства ближневосточных государств. Профессор Звягельская напоминает о традиционно значимой роли внешних сил для региона: соглашения Сайкс-Пико от 1916 г., появление Ирака и Иордании, создание Израиля… Регион не сформировал своих “великих держав” (термин “региональная держава” появился много позже), что обусловило свое, особенное понимание суверенитета. Например, Саддам Хусейн считал, что обладает полной свободой действий во внутренней (зачистки курдов и шиитов) и внешней (нападение на Кувейт) политике, лавируя между интересами СССР и США. Однако, ошибался. “Глобальные державы не только практиковали сдерживание непомерных амбиций местных правителей, но и использовали непосредственное военное вмешательство, которое еще больше снижает значимость суверенитета”, – заключает автор (стр. 101).

Последнее десятилетие ХХ века, как известно, стало переломной эпохой: рухнула биполярная система международных координат, и “громче стали звучать призывы отказаться от суверенитета “медвежьих углов”, который не способствует развитию находящихся на периферии государств и обществ, фактически предоставляя местным правителям легитимное право делать на своей территории все, что им заблагорассудится” (стр. 102). Появился знаменитый термин “гуманитарная интервенция”, часто употребляемый в негативном ключе. Этнические чистки и военные преступления стали поводом для нарушения принципа невмешательства во внутренние дела государства. Этот принцип, в 2005 году получивший официальное оформление в виде концепции “Responsibility to protect” (обязанность защищать), стал одним из лейтмотивов современных международных отношений. Вмешательство НАТО в ливийский кризис в 2011 г. – пример ангажированного использования внешне справедливой идеологемы. “Ослабление суверенитета в современном мире неизбежно, но важно определить грань, за которой может начаться массовый распад государственности в проблемных регионах, включая и Ближний Восток”, – резюмирует И.Д.Звягельская (стр.104).

Процесс оформления государственности на Ближнем Востоке еще раз доказал: не существует универсальных концепций, способных оформить “эффективное” государство как на Западе, так и на Востоке. Об этом же писал нобелевский лауреат Дуглас Норт в своей книге “Институты, институциональные изменения и функционирование экономики”.

На какой идеологической основе формировались государства Ближнего Востока? Автор напоминает, “современные ближневосточные государства строились в контексте борьбы против колониализма и в рамках национально-освободительных движений. Национализм этих государств складывался на основе антизападничества и отрицания западных моделей” (стр. 105). Однако идея с приставкой “анти” – не лучшая платформа для национального объединения. Век арабского национализма также давно прошел. В этих условиях идейные лакуны были заполнены традиционными ценностями (опора на этнос, единоверцев, племя), сильное распространение которых характерно для государств с “ослабленной суверенностью” (Сирия, Ирак, Ливия, Йемен).

Автор делает вывод: “… кризисные явления на Арабском Востоке не означают его обреченности. Они лишь обозначили долгосрочный тренд с неясными результатами, который требует от ведущих мировых держав соответствующего реагирования, более скоординированной, продуманной и креативной политики, не являющейся производной от их собственных противоречий и фобий” (стр. 108). Найти хотя бы с десяток примеров решений, основанных на такой политике, – занятие увлекательное и едва ли возможное.

Подготовил специально для Образовательного проекта по политологии PolitIQ Роман Колесников

Все новости