Новая страница в израильско-американских отношениях. Д. Трамп: ожидания, надежды и опасения

,

Во время своей предвыборной кампании Дональд Трамп сделал массу заявлений в поддержку еврейского государства. Республиканский кандидат стал президентом, и в воздухе повис вопрос: что изменится в ближневосточной политике США? Перенесет ли новый хозяин Белого дома американское посольство из Тель-Авива в Иерусалим? На эти вопросы в новом номере журнала «Контуры глобальных трансформаций» отвечает востоковед Татьяна Карасова. Текст ниже – краткое содержание ее статьи.

Существует расхожее мнение: Израиль – еще один американский «штат». Якобы еврейское государство настолько сильно зависит от Вашингтона, что и «шагу ступить» без оглядки на него не может. На поверку оказывается, что это не совсем так. Точнее, вообще не так.

Тем не менее Америка – главный партнер Израиля в мировой политике. Автор отмечает: «Несмотря на базовую несоразмерность географических, политических и иных возможностей Израиля и его старшего патрона, эти страны объединяет союз, охватывающий сферы деятельности государства, начиная от экономических и культурных связей до альянса на международной арене, сотрудничества разведок и поставок оружия в рамках военной помощи» (стр. 130). Кроме того, Тель-Авив (Иерусалим) в течение 10 лет будет ежегодно получать военную помощь из Вашингтона в размере 3.8 млрд долларов (стр.135). И хотя такая сделка – в том числе компенсация Израилю за соглашение с Ираном в 2015 году, все-таки необходимо отметить: ни с какой другой страной такого уровня партнерства у еврейского государства просто нет.

Размеры американской помощи Израилю – «стране стартапов» с достаточно высоким уровнем жизни (по итогам 2016 г. ВВП на душу населения превысил 37 тыс. долларов) – могут смутить некоторых читателей. Израильский кабинет точно способен на самостоятельную внешнюю политику? На этот (невольно возникающий) вопрос отвечает сама Татьяна Анисимовна: «Израиль нельзя было назвать «покорным младшим братом» в отношениях с Соединенными Штатами, напротив, он был несговорчивым союзником, не принимавшим целиком все условия США в реализации внешнеполитического курса» (стр. 131). Американская ближневосточная стратегия, помимо израильского, включает также и арабское направление – по понятным причинам достаточно враждебное для еврейского государства. Хотя бы в силу этого обстоятельства «отождествлять» внешнеполитические линии двух стран не стоит. Надо отметить, что у Т.А.Карасовой есть отдельная книга, посвященная истории израильско-американского взаимодействия: «Израиль и США. Основные этапы становления стратегического партнерства 1948–2014». В ней можно найти массу примеров того, как лидеры двух стран «тонули» в противоречиях и не приходили к единой позиции.

Израильско-американское сотрудничество времен президентов Буша, Обамы и Трампа – разное. Почему? «Эффективность двустороннего взаимодействия зависит от того, насколько в данный момент совпадают или не совпадают национальные интересы США и Израиля» (стр.132), – пишет Карасова. И если при Буше «значение Израиля как проводника американских интересов в борьбе с терроризмом возросло» (вспоминаем теракты 11 сентября), взаимодействие двух стран было на высоком уровне, а отношения были доверительными, то с приходом Обамы ситуация несколько изменилась в обратную сторону. Новая американская администрация и израильский кабинет серьезно расходились по двум важным позициям: способам противодействия развитию иранской ядерной программы и строительству еврейских поселений на палестинских территориях. По первому пункту Вашингтон «сбавил» ригидность, а насчет второго был и вовсе категоричен, настаивая на «заморозке» поселенческой активности.

В начале своего правления Барак Обама стал руководствоваться концепцией «умной силы»: приоритетом стало применение невоенных инструментов влияния и обращение к многовекторному сотрудничеству для решения глобальных проблем. Интересно заметить, что в это же время Израиль, пожалуй, впервые также стал приверженцем многовекторности. Преимущественно во внешнеполитических сношениях. В середине 2009 года тогдашний министр иностранных дел Израиля Авигдор Либерман объявил о «новой внешнеполитической концепции», предполагавшей укрепление сотрудничества с Россией, которое продолжается и по сей день. Подобные сдвиги (хоть и в меньшем объеме) произошли и в отношениях еврейского государствами с Китаем и Индией.

С приходом в Белый дом Трампа у израильского премьера Беньямина Нетаньяху появились основания думать, что «холодок» в отношениях двух стран остался в прошлом. Было удивительно предполагать обратное: еще будучи кандидатом в президенты Трамп делал заявления, близкие любому «правому» израильскому политику. Расположить американское посольство в Иерусалиме (и тем самым фактически признать его столицей Израиля), разорвать соглашение с Ираном, отказ от концепции «двух государств для двух народов». Однако, как видим, прошел уже почти год с избрания Трампа, а посольство по-прежнему в Тель-Авиве, из многостороннего соглашения с Ираном Штаты так и не вышли (разве что новые санкции ввели, сравняв между собой Иран, Россию и КНДР), а качественно новых подвижек в разрешении палестино-израильского конфликта сделано не было (хотя до этого ли Трампу с его проблемами с Конгрессом?).

На данный момент новые ожидания от Трампа – «Trumpportunities» – не оправдались. Автор статьи цитирует аналитическую записку МИД Израиля: «политику Трампа в регионе (ближневосточном – прим.), и в частности в отношении Израиля и палестинцев, трудно назвать ясной и последовательной. Ближневосточные дела не будут в центре внешнеполитической повестки дня новой администрации, и она станет стремиться к сокращению вмешательства в регионе» (стр.140). Видимо, ожидания так и останутся ожиданиями.

И тем не менее заканчивает свою статью Т.А.Карасова на позитивной (для Тель-Авива и Вашингтона) ноте: «Лишь одно остается неизменным. Израиль был и будет важным стратегическим партнером США» (стр.141). Впрочем, есть чему порадоваться и России: многовекторную внешнюю политику в Израиле никто не отменял. По крайней мере, пока.

 

Подготовил специально для Образовательного проекта по политологии PolitIQ Роман Колесников

Все новости