Главные события мировой политики за прошлую неделю 

Вопрос с «посольскими дачами» РФ в США. Кого назначат в качестве нового американского посла Москве? Европа «бурлит» сразу на двух флангах. Взаимоотношения двух Корей вновь повисли в воздухе. И другие новости мировой политики

Начался последний месяц 2017 года. И, судя по прошедшей неделе, тон ей будет задавать корейская проблема. Лидеру КНДР надоело ждать, и в ход снова пошли ракеты. Чуть лучше стали идти дела на сирийском треке. Там стороны хотя бы разговаривают друг с другом. Россия продолжает ломать стереотипы. Страна, жители которой, по мнению западного обывателя, теперь не только носят шапки-ушанки и держат дома ручного медведя, но еще и почти поголовно являются хакерами, заключает новые соглашения о предотвращении эскалации компьютерных инцидентов. 

  • Начать говорить – не ракеты запускать 

То есть сложнее. Поэтому в конце ноября СМИ огорошили мир тремя самыми важными словами: КНДР запустила ракету. Никогда такого не было и вот опять. 

О кризисе на Корейском полуострове написано уже столько, сколько не написано о сирийском (все правильно, первый «старше» почти на 60 лет). Принято говорить: стороны должны стремиться к максимально взвешенной позиции, решение лежит в дипломатической плоскости, а военные действия – не выход из создавшегося положения. Практически никто (а может быть вообще никто) не говорит: вероятность нового военного конфликта на территории двух Корей составляет более 50%. 

Настал тот момент. Северная Корея находится в одном шаге (даже «шажочке») от создания межконтинентальной баллистической ракеты (МБР). Оружии, способном, как бы сказала диктор Центрального телеграфного агентства Кореи, непреклонно диктовать волю, железной рукой вести к счастью и т.д. по всему миру. Даже в снежном Массачусетсе (если, конечно, у США вдруг перестанет работать система ПВО). 

И снова санкции. А толку? Уступить – значит проиграть. США и КНДР находятся словно не в системе международных координат, где принято договариваться, а в детской песочнице. Нужно кричать громче, еще громче, обвинить обидчика в захвате любимой игрушки и раздавить его песочный замок. Только в реальном мире нет мамы, к которой можно апеллировать. Зато действует пресловутое и совсем нетолерантное право силы. 

Ким Чен Ын забывает о главном. Ни у одной страны мира не получилось обзавестись ядерным оружием и сопутствующими «прибамбасами» для того, чтобы заявить нечто вроде «ну что, съели?». Израиль, Пакистан, Индия слишком хорошо вписаны в мировую политику. Слишком необходимо им было ядерное оружие для решения своих локальных (не глобальных!) вопросов. Благодаря подвигу советского разведчика-нелегала Алексея Козлова режим апартеида в Южной Африке не смог отгородиться от остального мира «ядерным заборчиком». Каддафи в начале XXI и думать забыл про атомное оружие. Ничего не получилось и у Ирана (и очень хотелось бы верить в то, что и дальше не получится). 

Позиция «пусть у меня тоже будет ядерное оружие, и тогда мой режим никто не тронет» – позиция слабого. Если все предыдущие годы ядерной напряженности на Корейском полуострове – это пятиэтажки, то уходящий год – никак не меньше небоскреба из топ-10. Ровно настолько возросла вероятность военного решения проблемы. Причем было бы за что бороться. Тоталитарный режим, необходим внешний враг, все это ясно. Но черт побери, экономика КНДР не только не умерла, но даже демонстрирует успехи! По словам корееведа Федора Тертицкого, люди стали лучше одеваться, а Ким-третий провел нужные экономические реформы (ведь может, когда хочет!). 

Кажется, в первый раз после 1970-х граждане КНДР зажили получше, так им сразу предлагают пожить еще и «веселее». С настоящей такой войной. Никто (повторяю, никто!) в мире не будет терпеть малопонятный и крайне непредсказуемый северокорейский режим с такими атрибутами как ядерное оружие и средства его доставки в любой уголок Земного шара. 

У любого блефа бывает конец. И если шулер – хороший, то конец партии превращает его в миллионера. Но если манеры игры мошенника выводят из себя его коллег по карточному столу, то жизнь первого может оборваться слишком быстро и неожиданно… 

Стоит надеяться (в первую очередь северокорейскому народу), что Ким Чен Ын, несмотря на свою молодость, – не просто хороший, а гениальный игрок. Иначе неизбежный, но слишком быстрый культурный шок и столкновение с миром капитализма сделает с исторической памятью нынешних северокорейских граждан ужасную вещь. Миллионы скажут: «При Кимах был порядок, не то что сейчас». 

  • Сирийская партия – в доску 

В начале прошлой недели в Женеве начался очередной раунд переговоров, посвященных сирийскому урегулированию. Из нового – четко оговоренный формат и максимально широкая представленность оппозиционных сирийских групп. Из старого – пока ничего не получилось. 

«Антибашароасадовский» тезис плотно засел в головах Эр-Риядского отделения сирийской оппозиции. Похоже, что навсегда.  

Башар Асад, конечно, не вечен. Но неужели сирийский конфликт продлится ровно до тех пор, пока президент республики не уйдет в отставку по естественным причинам? Тогда уже никакого единства страны точно не будет. 

  • Киберисключительность исключительных 

Скептики не правы. Россия движется в инновационное будущее быстрее кого бы то ни было. Те, кто смотрел фильм «Валериан и город тысячи планет», а также ему подобные, поймут о чем речь. О программировании. Бессчетное количество языков в мире, где все умеют «прогать». Только такая страна может вмешаться в любой мировой процесс и навязать свою волю таким умным способом (не дай Б-г, Ким Чен Ын узнает, что так можно). Недавно ушедший в Мир Иной сатирик Михаил Задорнов страхи западного мира о «коварных русских программистах» только бы усилил. Кажется, он говорил, что «любой русский парень может работать либо охранником, либо программистом». 

Поскольку Задорнов сатириком был талантливым, а страхи Запада – фантомные, то все ровно наоборот. Россия продолжает упорно продвигать идею о заключении глобального пакта в сфере кибербезопасности. На минувшей неделе стало известно о намерениях РФ заключить двусторонние межправсоглашения «о киберненападении» с еще пятью государствами (Франция, Германия, Южная Корея, Япония, Израиль). 

Как говорится, не делай добра. Хакером назовут. 

 Роман Колесников, политолог,
специально для
Образовательного проекта по политологии PolitIQ

Все новости