Новая «старая» дипломатия в области урегулирования конфликта в Нагорном Карабахе

Фото: Вестник Кавказа

Осень 2017 года оказалась отмечена рядом встреч глав государств и министров иностранных дел Азербайджана, России и Армении. Наряду с вопросами двусторонних отношений Азербайджана с Россией, всеобщее внимание оказалось приковано к обозначению позиций Армении и Азербайджана, а также к России, как к одному из посредников в урегулировании конфликта в Нагорном Карабахе.

Особенно актуальным обращение к нагорно-карабахской проблематике оказалось после апреля 2016 г., когда случилась самая крупная эскалация противостояния за все 22 года существования режима прекращения огня.

Повышение дипломатической активности на этом направлении ожидалось от официального визита министра иностранных дел Российской Федерации в Баку и Ереван 20-21 ноября 2017 г. Данные визиты, как и встреча президентов Армении и Азербайджана в Женеве 16 октября 2017 г., а также встреча президента России с И. Алиевым (1 ноября 2017) и С. Саргсяном (15 ноября 2017) продемонстрировали намерение сторон определить текущее положение дел в области урегулирования конфликта.

Первым С. Лавров посетил Азербайджан, что было важно с точки зрения ознакомления министра иностранных дел России с позицией Баку в области урегулирования нагорно-карабахского конфликта перед его посещением Еревана.

Тем не менее, заявления глав министерств иностранных дел России, Азербайджана и Армении, озвученные на пресс-конференциях в Баку и Ереване 20-21 ноября 2017 г., не позволили выявить некие принципиальные изменения в текущем положении дел.

За более чем 25-летний период разворачивания конфликта, с обострением его в 2016 г., стало понятно, что решение, приемлемое для всех заинтересованных сторон, будет вызревать только в ходе непрерывной работы. Ни Азербайджаном, ни Россией, ни Арменией не оспаривалось мнение о том, что все участники переговорного процесса знают, на основании каких договоренностей двигаться к решению проблемы, но конкретных последовательных действий по-прежнему из подобных заявлений не следует.

Новых идей озвучено не было, что, в свою очередь, свидетельствует о следующем: основные усилия в настоящее время направлены на поддержание атмосферы взаимного интереса и открытости в обсуждении уже выработанных предложений. «Весь набор мер, шагов и договоренностей на столе» – основная фраза глав внешнеполитических ведомств Азербайджана, Армении и России по проблеме Нагорного Карабаха. Дальнейшая работа будет осуществляться на основании «существующего меню». Поэтому основные усилия России как посредника во время визитов в Баку и Ереван были сфокусированы на «создании условий для решения этого вопроса».

В данном контексте стремление Баку сохранить и обеспечить территориальную целостность Азербайджана в границах Азербайджанской ССР остаётся решительным и неизменным. При этом позиция Азербайджана заключается в следовании принципу определения статуса Нагорного Карабаха только путем переговоров.

Азербайджан воздержался от обвинений противоположной стороны в затягивании конфликта. На совместной пресс-конференции с С. Лавровым министр иностранных дел Азербайджана заявил, что доволен результатами московской встречи с сопредседателями Минской группы ОБСЕ, состоявшейся 16 ноября 2017 г., и в целом демонстрировал позитивный настрой и уверенность в разрешении затяжного конфликта.

В cвою очередь на пресс-конференции в Ереване неоднозначная риторика министра иностранных дел Армении касательно того, что именно Азербайджан делает «шаги назад» в переговорном процессе может свидетельствовать лишь о том, что армянская сторона обеспокоена инициативами и дипломатической активностью Азербайджана в направлении урегулирования нагорно-карабахского конфликта.

Во время пресс-конференции по итогам встречи с С. Лавровым глава азербайджанской дипломатии особо подчеркнул, что «статус-кво не приемлем, не устойчив, нужно двигаться дальше». Правда движение это идёт с разными скоростями – в этом главная трудность переговорного процесса.

Позиция Азербайджана, как пострадавшей от оккупации стороны, принципиальна, последовательна и непреклонна – освобождение оккупированной азербайджанской территории. Важно подчеркнуть, что азербайджанская позиция основана на содержащейся в резолюциях Совета Безопасности ООН не просьбе, а требовании о выводе войск.

Тем не менее, сам факт наличия не одной, а четырёх резолюций Совета Безопастности ООН (822, 853, 874 и 884) свидетельствует о фактах невыполнения или прямого нарушения решений, обозначенных в них. Совет Безопасности ООН во всех четырёх резолюциях признаёт территориальную целостность Азербайджана и других государств региона, нерушимость международных границ и недопустимость применения силы для приобретения территорий.

Резолюции Совета Безопасности ООН не подразумевают выборочного подхода к ним. Требование выполнения только тех положений, которые соответствуют интересам одной стороны – это обход и невыполнение всей резолюции. Несмотря на это требование вывода войск с оккупированной территории Азербайджана до сих пор не выполнено. Это и есть нарушение баланса, на котором были выстроены упомянутые резолюции СБ ООН.

Смешение военного и политического вопросов сдвигает фокус с главного условия изменения status quo в проблеме Нагорного Карабаха. И изменение этого статуса, основанного на оккупации азербайджанской территории, по словам Э. Мамедьярова «предусматривает устранение факта оккупации». «Это вывод армянских войск с территорий Азербайджана, обеспечение территориальной целостности и суверенитета Азербайджана в пределах его признанных на международном уровне границ, возвращение азербайджанских беженцев и вынужденных переселенцев, в том числе азербайджанской общины Нагорного Карабаха, на родные земли и сосуществование армянской и азербайджанской общин Нагорного Карабаха в пределах границ Азербайджана в виде автономии», — обозначил азербайджанскую позицию министр иностранных дел.

Таким образом, главным итогом переговоров министров иностранных дел Азербайджана, России и Армении, состоявшихся в Баку и Ереване 20-21 ноября 2017 г. стало обозначение намерения продолжать переговорный процесс по урегулированию Нагорно-Карабахского конфликта. При этом никаких новых предложений выдвинуто не было. Было обозначено наличие «старых решений», достигнутых в ходе многолетних переговоров, реализации которых необходимо добиться интенсификацией переговорного процесса. При этом пресс-конференции в Баку и Ереване с участием С. Лаврова продемонстрировали многолетнюю закрытость переговорного процесса, что до сих пор провоцирует информационные противостояния и домыслы, которые в свою очередь формируют агрессивную политическую риторику как в Армении, так и в Азербайджане.

Руслан Ахмедов, политолог,
специально для
Образовательного портала по политологии PolitIQ

Все новости