«В обозримом будущем решения проблемы Нагорного Карабаха не существует»

Фото: Вестник Кавказа

Глава МИД РФ Сергей Лавров в ноябре провел ряд встреч со своими коллегами из Азербайджана и Армении. Обсуждался широкий спектр вопросов, в частности карабахский конфликт. В течение своего двухдневного визита в Ереван, который был приурочен к 25-летию установления дипломатических отношений, Лавров не выразил оптимизма насчет скорого разрешения конфликта. На совместном брифинге со своим армянским коллегой Эдвардом Налбандяном глава российской дипломатии напомнил о недавней встрече министров иностранных дел Армении и Азербайджана с председателями Минской группы ОБСЕ. Лавров заметил: компоненты переговорного процесса по урегулированию конфликта всем давно известны. Они изложены в документах от 2007-го (Мадридские принципы), 2009-го и 2011-го гг. Важно отметить, что данные принципы и являются, по его мнению, краеугольными – с их помощью вопрос становится решаемым. Сложность заключается в том, что компоненты уложены «одним пакетом» и затруднительно вырвать из контекста какой-то отдельный кусок и предлагать его за основу в будущем. В таком случае никакого баланса в урегулировании не будет.

Российский министр также высказал удовлетворение позитивными отзывами президентов Азербайджана и Армении об итогах их последней встречи в Женеве 16 октября. Лавров отметил, что Ильхам Алиев и Серж Саргсян заявили о готовности к конструктивному решению проблемы.

В ходе своего посещения в ноябре Азербайджанской дипломатической Академии Сергей Лавров отметил, что Россия не против видеть Азербайджан в ЕАЭС. Следует заметить, что замглавы армянского МИД Шаварш Кочарян напомнил: даже если Азербайджан станет наблюдателем в ЕАЭС, это будет означать соблюдение положений соглашения об ЕАЭС, которое предусматривает, что участник Союза обязан проявлять уважение к остальным членам и не должен предпринимать враждебных действий по отношению к ним. Армянская сторона будет приветствовать нового члена даже в статусе наблюдателя при условии выполнения обязательств устава организации. Это означает, что Азербайджану необходимо прекратить военные действия и снять блокаду границы с Арменией.

Из этих встреч можно сделать вывод, что в ближайшее время вряд ли что-то кардинально изменится в урегулировании, ввиду нежелания сторон идти на компромисс. Статус-кво будет сохранен. Но в вопросах безопасности и спокойствия на линии соприкосновения данные встречи послужили скорее все же шагом вперед, чем назад.

На данный момент обеим странам выгоден статус-кво. Россия же, выступающая главным посредником в урегулировании конфликта в Нагорном Карабахе, выступает за дипломатическое решение вопроса, придерживаясь при этом нейтралитета. Армения для России является одним из немногих верных союзников на постсоветском пространстве, но вместе с этим Москва не хочет портить бизнес-отношения с Азербайджаном, продавая туда оружие и имея многомиллионные контракты в экономической сфере. Конечно же, данный факт не вызывает положительных откликов среди армянской общественности и экспертного сообщества. В результате данной «гонки вооружений» существует определенный риск того, что в определенный момент времени «пороховая бочка» может взорваться: начнутся масштабные военные действия, как в августе 2014 года или апреле 2016 года, приведшие к большим потерям с обеих сторон.

Режим прекращения огня нарушается слишком часто. Это происходит даже во время миссий ОБСЕ на линии соприкосновения. Надо напомнить, что 12 мая 1994 года было подписано трехстороннее соглашение о перемирии в зоне конфликта в Бишкеке. Впервые на официальном уровне было достигнуто соглашение между Азербайджаном, Арменией и Нагорным Карабахом. Хотя существовали противоречия и несогласованность пунктов, Бишкекский протокол был оформлен юридически, что предполагало ответственность сторон за сохранение режима прекращения огня и поддержания военно-политического баланса между конфликтующими сторонами. Несмотря на это азербайджанская сторона неоднократно нарушала условия протокола и открывала огонь в сторону Нагорного Карабаха. Из этого можно сделать вывод, что существующий механизм при посредничестве миссий ОБСЕ является очень хрупким, хотя и продолжает оставаться одним из инструментов для мирного решения этого длительного конфликта.

В нынешних реалиях такая активизация переговорного процесса между Арменией и Азербайджаном является положительным моментом, учитывая военные действия годичной давности и постоянную агрессивную риторику со стороны азербайджанского руководства на различных мировых площадках.

Следует также отметить немаловажный факт подписания Арменией договора о «всеобъемлющем и расширенном партнерстве» с ЕС. Страны Евросоюза видят в Армении надежного и стабильного партнера по многим вопросам, данный документ является итогом долгой кропотливой работы. Однако в результате создание зоны свободной торговли не предусматривается, поэтому многие скептически относятся к подписанным договоренностям. Соглашения может послужить новой возможностью для Еревана, стать дополнительной площадкой для диалога между ЕС и Россией. На сегодняшний день это также положит начало сотрудничеству между ЕС и ЕАЭС. Но пока Армения является членом ЕАЭС, такого рода документы не сильно изменят общую картину. Также это касается и нагорно-карабахского конфликта. Могут появиться новые варианты и аспекты решения вопроса. Пока у Армении нет кроме России иного гаранта безопасности, но внешнеполитическая и экономическая диверсификация играет немаловажную роль.

Что касается непосредственных соседей, то Турция выступает в роли «большого брата» Азербайджана, всячески поддерживая последнего почти во всех вопросах, и имеет свои интересы в конфликте между Ереваном и Баку. Анкаре выгодны сложившиеся реалии. Например, в рамках экономической изоляции Армении была запущена железная дорога Баку-Тбилиси-Карс. К этому стоит добавить и поставки нефти и газа из Азербайджана. Грузия занимает нейтральную позицию относительно конфликта в Нагорном Карабахе, Ирану ближе армянский взгляд на проблему. Иранцы заинтересованы в мирном урегулировании конфликта, ввиду нестабильной обстановки на Ближнем Востоке – еще одна война у себя под боком им точно не нужна.

Резюмируя вышесказанное, как и любой территориальный конфликт, нагорно-карабахская проблема имеет два решения – военное и политическое. Политически конфликт разрешить не получается из-за непримиримой позиции сторон. Разрешение спора методом войны недопустимо для главных политических сил, которые имеют свои интересы в регионе.

Скорее всего будут правы те, кто считает, что в обозримом будущем решения проблемы Нагорного Карабаха не существует. Каждая из сторон держит свою линию в переговорах, а если и выдвигаются какие-то компромиссные предложения, то они не затрагивают основного вопроса – о статусе Нагорного Карабаха, что сводит на нет их практическую значимость.

Левон Аветисян, политолог,
специально для
Образовательного проекта по политологии PolitIQ

Все новости