Главные события мировой политики за две недели

Вопрос с «посольскими дачами» РФ в США. Кого назначат в качестве нового американского посла Москве? Европа «бурлит» сразу на двух флангах. Взаимоотношения двух Корей вновь повисли в воздухе. И другие новости мировой политики

Прошедшие полмесяца словно подвели итоги года. Владимир Путин объявил о выводе большей части российской военной группировки из Сирии: пришли (прилетели), отбомбили, победили. США официально объявили: их главная цель – «мир через силу». Тем не менее одну из основ мира – Договор о ликвидации РСМД – сил сохранить, видимо, не хватит. Нерешительные европейцы на саммите в Брюсселе решительно и без обсуждений продлили антироссийские санкциизафиксировали Brexit-прогресс, а позже решили «наказать» Польшу. 

  • Сирия и насилие 

Любая война не может длиться вечно. И хорошо, если ты заканчиваешь ее в качестве победителя. В качестве Владимира Путина, который 11 декабря на авиабазе Хмеймим в Сирии заявил: большая часть российской военной группировки отправляется домой, в Россию. 

Сирийская гражданская война стала самым серьезным отголоском, прокатившейся по региону в начале десятилетия «арабской весны». С трудом улавливаемые обывателем перипетии политики современного Туниса могут быть постигнуты разве что на туристических экскурсиях, количество которых (по крайней мере, на русском языке) резко сократилось в Египте после теракта осенью 2015 года. Официальные лица из Рабата (Марокко), Туниса, Каира и Манамы (Бахрейн) могут быть спокойны: террористы не угрожают их власти, они портят им жизнь. 

Ливии и Йемена в прежнем виде не существует, в первом случае центральную власть грубо «испарили», во втором – переместили в портовый город. Куда уж серьезнее? Но ни проблемы Киренаики и Триполитании, ни противоборство хуситов с президентом Хади не стали теми сюжетами, решение которых разыгрывается за столом договоренностей лидеров мировой политики в первую (и, возможно, даже во вторую) очередь.  

Драматическая нестабильность и страшное насилие в Ливии и Йемене остались глубоко локальными сюжетами – «фишками» в политической игре о будущем все той же Сирии. В экспертных кругах были популярны споры: куда перебазируются остатки ИГИЛ (запрещенная в РФ террористическая группировка)? В Афганистан или Ливию? Как это предотвратить? На позицию Саудовской Аравии по сирийскому вопросу очевидным образом влияет и поддержка Ираном движения «Ансар Алла» в Йемене, которая, по мнению Эр-Рияда, является «еще одним камнем» в огород Исламской республики – дестабилизирует, мол, обстановку по всему региону: в Йемене, в Сирии, Ливане. 

И только сирийский кризис «отличился», выйдя за региональные рамки. Лишь он до сих пор (и до сих пор несчастно) эксплуатируется в качестве «возможности» России и США наладить хотя бы некое подобие конструктивных отношений. Площадка оказалась взрывоопасной. Постоянные споры о том, какая группировка является «настоящими террористами» и регулярные обвинения Вашингтона и Москвы в бомбежках «не тех целей» создавали, соответственно, и «не тот» информационный фон. 

Россия победила страх Асада остаться без власти и свой собственный – потерять базу ВМФ в Тартусе. Вместо лишений – богатые приобретения. Испытывая современное оружие и тренируя наиболее боеспособные силы российской армии, Москва взяла инициативу в разгроме террористов и получила еще один форпост – авиабазу Хмеймим. 

Западно-российские споры «о победителях» выглядят отчасти нелепо. РФ освобождала Сирию, западная коалиция – Ирак. Никто не воевал за будущее своего народа, великие державы, как водится, воевали за свои интересы, не находя понимания в открытых беседах эпохи дипломатии социальных сетей. Восток оказался тоньше Запада, поэтому один из немногих реальных результатов – зоны деэскалации – был достигнут путем переговоров в Астане под предводительством гарантов – России, Ирана и Турции.  

Препирательства в Женеве (а в будущем, возможно, и в Сочи) были, есть и будут. Бороться с «абсолютным злом» всегда легче, чем договариваться с такими же «хорошими» как и ты. Именно поэтому благими намерениями выстелена дорога в ад. Все хотят как лучше, все хотят помочь: не тех разбомбили, убрали одних террористов – пришли другие, не смогли договориться – погибло еще несколько тысяч мирных жителей. Запущенной воронке насилия (только если она – не вечный двигатель) нужно пройти слишком много циклов, израсходовав накопленную потенциальную энергию взаимных обид и недоговороспособности, чтобы остановиться. 

  • «Победитель» замыкается в себе 

На минувшей неделе Вашингтон зафиксировал свое видение международной ситуации: была принята обновленная Стратегия национальной безопасности (СНБ). Которая еще раз подтвердила: Америка (для Трампа, разумеется) превыше всего. 

Превыше идеи «глобального лидерства». На словах, конечно, «задача американского правительства – обеспечить лидерство США в мире»: об этом говорится в самом начале документа. Но на деле уже на десятой странице утверждается: «Мы будем защищать наши границы путем сооружения стены». И не надо быть американистом, чтобы понять, что это не метафора. Предвыборные заявления Трампа (которые, как оказалось, все чаще превращаются в поствыборную реальность) о стене на границе с Мексикой помнят все. 

Истинный лидер не боится тех, кем он управляет. Иначе он превращается либо в диктатора, либо его власть размывается «достойными оппонентами», роль которых в Стратегии отведена России и Китаю. Только без прилагательного «достойные».  

Авторы СНБ приходят к показательному выводу (стр. 55). «Безопасная, процветающая и свободная Америка будет достаточно сильна и готова защищать наши интересы за рубежом и наш образ жизни». «Победители в холодной войне» устали от вечной ответственности и «хотят пожить для себя».  

Мировой жандарм превратился в хипстера с завышенной самооценкой, у которого высокие заработки и трепетное отношение к личному пространству. 

  • И не Договори! 

Насколько далеки друг от друга религия и международное право? Атеисты скажут: Б-га нет. Атеисты-международники добавят: международного права тоже нет. Скептики подметят: может быть, все и есть, только работает как-то слабо. И только компаративисты узрят в корень: сильные мира сего с одинаковой невозмутимостью могут нарушать и законы религии, и законы международного права. 

В 1987 году – 30 лет назад – СССР и США заключили, а потом реализовали Договор о ликвидации ракет средней и меньшей дальности (РСМД, радиус действия – от 500 до 5500 км). Десятилетие дружбы на почве «конца истории» быстро закончилось. Слишком открывшись друг другу, «друзья» стали готовиться к худшему. Которое наступило в 2014 году и продолжается по сей день, регулярно обновляя стандарты «охоты на ведьм».  

Вашингтон и Москва подошли к очередному порогу из цикла «до и после» со следующими результатами. Америка установила в Европе пусковые установки для противоракет Mk 41, разработала и использует ракеты-мишени, похожие по своим характеристикам на запрещенное оружие из Договора и нарастила производство и применение ударных беспилотников. Россия, по мнению американских дипломатов, испытала крылатую ракету 9М729 на дальность свыше 500 км. И никто не виноват. 

Стандартное решение из Вашингтона – ввести санкции. Стандартный ответ из России: вы первые начали. «США, по сути, ведут дело к разрушению Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности. Все время выискивают какие-то нарушения с нашей стороны, а сами последовательно этим занимаются!» – заявляет президент Путин. 

В вашингтонских условиях безальтернативности формулы «Россия – плохо» делом времени остается фраза «Прощай, Договор! Привет, оружие!».  

  • Больше Польши 

Европа любит унифицировать обязанности, но сделать то же самое с правами не получается. На саммите Евросоюза в Брюсселе антироссийские санкции были продлены фактически без обсуждения. «Европа должна быть едина! Что тут обсуждать!? Хочешь к нам? Тогда вводи санкции. Минские соглашения же не выполняются…» Предполагаю, что примерно такую отповедь периодически вынужден выслушивать президент Сербии Александр Вучич, посетивший на днях Россию. 

Получать подарки любят все. А вот расплачиваться за них отказом от права конструировать свою судебную систему как душе угодно – никто. За все время нахождения в ЕС Польша получила десятки миллиардов евро дотаций. И, наверное, получит еще. Как ожидается, будет согласован «мягкий» вариант Brexit’а. Следовательно, Британия заплатит ЕС порядка 50 млрд долларов – вдруг что-нибудь и Польше достанется? Хотя правильнее будет сказать, что скорее всего Варшаве не придется увеличивать расходы в пользу брюссельской казны: отказался бы Лондон платить, вероятность повышения отчислений членов «европейской семьи» ради общеевропейской бюрократии значительно бы повысилась. 

Подобные же тезисы отчасти верны и для Венгрии – еще одного члена Вышеградской группы (Чехия, Венгрия, Словакия, Польша), которая в той или иной степени представляет головную боль для еврокомиссаров, едва ли способных заставить четырех (на самом деле больше) членов ЕС выполнить план по расселению мигрантов. А тут еще авторитарные замашки премьера Орбана и покушение на независимость судов в Польше…  

Согласно последней реформе назначать судей Верховного суда будет Национальный судебный совет, формируемый Сеймом – польским парламентом. Получается, суд впадет в зависимость от воли правящей партии. Брюссель настроен решительно и готов лишить Варшаву права голоса в Совете ЕС.  

Однако PolExit’а не случится. Во-первых, этого не хотят поляки, а во-вторых, какой смысл? Брюссель будет шантажировать Варшаву, и наоборот. В условиях, когда никто не готов идти на крайние шаги, консенсус неизбежен. 

Роман Колесников, политолог,

специально для

образовательного проекта по политологии PolitIQ

Все новости