Страсти по Думе: как объяснить рост эскалации сирийского конфликта?

, ,
almasdarnews.com/Leith Fadel

Конфликтное взаимодействие снова вышло на первые роли в сирийском кейсе после периода доминирования разговоров о его разрешении. Потеряв объединяющий элемент в виде борьбы против террористических организаций, участники сирийского урегулирования попали в сложную ситуацию. Несмотря на то, что с начала конфликта произошли изменения в расстановке сил, очевидной стала сохранившаяся дистанция между внутренними игроками. На данный момент ситуация усложняется тем, что появились «теневые» игроки, которые сейчас на постоянной основе не вмешиваются в спор, но влияют на его развитие. К таковым следует отнести Израиль, Катар и Саудовскую Аравию.

На этом фоне в последние месяцы западные государства раскручивали две темы, которые отдаляют разрешение сирийского конфликта: химическое оружие и покупка Турцией российского комплекса ПВО С-400. Возможная покупка российского вооружения является знаком доверия, который Анкара выражает Москве после восстановления двухсторонних отношений в 2016 году. Во многом взаимное доверие росло и в ходе совместной работы двух государств в рамках астанинского переговорного трека. Сейчас США угрожает Турции введением санкций, если российское оружие будет приобретено Анкарой.

На данный момент, две эти темы имеют большое символическое значение. Такими призывами западные столицы подают сигнал о том, что существуют определенные границы, выходить за которые не следует. По сути, ввод «химической» и «оружейной» тем в публичный дискурс является консолидированной позицией Запада по событиям, которые кардинально изменили диспозицию западных государств в САР: турецкой операции в Африне и продвижению сирийской армии в Восточной Гуте. Таким образом Великобритания, США и Франция выражают своё несогласие с растущим авторитетом других стран.

Однако парадокс ситуации проявляется в том, что по сирийской тематике нет официальной переговорной площадки для внешних игроков по примеру «ближневосточного квартета», которая включала бы все заинтересованные и действующие в Сирии стороны. Поэтому согласованные рамки, как и четкие официальные позиции, отсутствуют. Ситуация находится в тупике. Разные точки зрения разных государств в полной мере не отражают того, что сейчас происходит в воюющей стране. По этой причине застопорилась турецкая операция «Оливковая ветвь».

Все это ведет к тому, что сирийский конфликт следует по пути фрагментации. Он стал представлять из себя матрешку из отдельных линий противоречий, которые имеют между собой довольно слабую связь. Вопрос с турками и курдами с повышением роли США и Франции представляет собой один пласт проблем. Другим пластом является вопрос с Идлибом и Восточной Гутой (между Сирией и Турцией). Важными являются противоречия по провинции Деръа между Израилем, Иорданией, Сирией и США.

Многие государства, как видится, желают создать подконтрольные зоны влияния в Сирии, что может способствовать разделу республики. Представляется, что для целостности Сирии опасными являются именно эти локальные конфликты, которые имеют общие причины, но совсем различны по составу участников и преследуют разные цели. Сирия ведет войну против различных группировок, которые объединены лишь формально, выступая против президента Сирии Башара Асада. После того, как оппозиционные группировки устанавливали контроль над определенной территорией, привязка к остальной части оппозиции, как правило, пропадала.

Фрагментация является следствием сохранения своих изначально занятых позиций как внутренними, так и внешними игроками. Опасность ситуации проявляется в том, что есть возможность для расширения фрагментации и нестабильности. Зоной такого расширения может стать провинция Деръа на юге Сирии. Тем не менее существует возможность и того, что произойдет временное замораживание конфликта. При таких обстоятельствах, очевидно, территории закрепятся за контролирующими их сторонами.

Особенностью сирийского конфликта является тот факт, что он превратился в проекцию почти всех противоречий, которые существуют на Ближнем Востоке. Неформально эту войну можно назвать «ближневосточной» ввиду вовлеченности в нее почти всех государств региона. В том числе и поэтому на сегодняшний день конфликт входит в разряд неразрешимых.

Среди участников и сторон конфликта началась борьба за инициативу, что грозит новыми опасностями. Эпизод с Думой и химическим оружием является ярким свидетельством данного, набирающего оборот процесса. «Борьба инициатив» меняет динамику конфликта. Во многом, не ожидая этого, Россия, которая долгое время держала под своим контролем в Сирии определенную повестку дня, сейчас ищет пути стабилизации. Важно заметить, что пока триумвират Иран-Россия-Турция сохранен, несмотря на давление на Анкару. Тема разрешения конфликта на время потеряла свою актуальность.

Мирильяс Агаев, магистрант факультета политологии ГАУГН,
специально для образовательного проекта по политологии
 PolitIQ

Подписывайтесь на нас в Telegram!

Все новости