Россия и Германия: как «особые отношения» переросли во взаимное отчуждение

, , , , ,
Фото: Reuters

В контексте сохраняющегося напряжения между Россией и Западом, роль российско-германских отношений продолжает оставаться одной из ключевых. Германия является одним из важнейших экономических партнеров России, посредником в урегулировании украинского кризиса и в ряде других «замороженных» конфликтов на европейском и постсоветском пространствах.

Исторически отношения России и Германии определяли европейскую и во многом международную политику. Поражение Германии во Второй мировой войне и её последующий распад на ГДР и ФРГ превратили последнюю в «медиатора» между Западом и Востоком.

С 1960-х вплоть до начала 2010-х гг. советско-/российско-германские отношения развивались на основе так называемой «восточной политики» или «Ostpolitik». Осознавая тот факт, что позиция СССР так или иначе является неотъемлемым элементом в поддержании мирного сосуществования двух противоборствующих блоков (НАТО и ОВД), канцлер ФРГ Вилли Брандт и его советник Эгон Бар решили положить начало новому подходу в международной политике, которым и стала «новая восточная политика».

В условиях стабильной международной обстановки и правления в ФРГ социал-демократов (СДПГ), исторически более позитивно настроенных на построение диалога с Россией, чем христианские демократы (ХДС), «Ostpolitik» приносила свои плоды, позволяя обеим странам расширять экономическое сотрудничество и реализовывать совместные проекты. Проблемы существовали (поддержка Германией операций НАТО в Югославии, войны в Ираке, независимость Косово), однако «особые отношения» и их экономическая выгода побуждали российское руководство списывать это на влияние США и ЕС. Стоит отметить, что и в 1990-е, и в 2000-е гг. российско-германские отношения не выстраивались независимо от США и ЕС, хотя Германию и называли «адвокатом России в Европе». В то же время взаимодействие не несло на себе печать противоречий и взаимных обвинений, насквозь пронизывающих отношения России со странами Запада сейчас.

С 2014 г. напряжение в отношениях Москвы и Берлина лишь усиливалось, подкрепляясь разным видением международных реалий из обеих столиц.

Российская внешняя политика претерпела значительные изменения с начала 2000-х гг. Москва перестала надеяться на построение общеевропейского пространства «от Лиссабона до Владивостока» и вернулась на глобальный уровень (операция в Сирии, «разворот на Восток»). Многополярный мир «по-российски» стал вызовом для США и их западных союзников, в том числе и Германии. Кроме того, внутреннее политическое развитие России (решение Владимира Путина избираться на пост президента в третий раз) повлияло на ее восприятие немецкими политическимиэлитами, гражданским обществом.

Изменилась и внешняя политика ФРГ. Страна приобрела значительно больший вес на международной арене, обозначилась особенная роль Германии в ЕС. На этом фоне двусторонние отношения с Россией при всей их важности перестают являться одной из отправных точек внешней политики Германии.

Свою роль в изменении динамики отношений Москвы и Берлина сыграла и смена элит в Германии.

Вместо социал-демократов периода канцлера Герхарда Шредера, выстраивающего взаимодействие с Россией на основе Russlandversteher – «понимания России», новые элиты, представленные и ХДС, и СДПГ питают намного меньше интереса к обмену продуктивного экономического и энергетического сотрудничества на молчаливое согласие российской активности в Крыму и на Ближнем Востоке. Такую позицию Германии по отношению к внешней политике России наглядно продемонстрировало назначение социал-демократа Хайко Мааса на пост министра иностранных дел. Глава немецкой дипломатии призывает к усилению международного давления на Россию, сохранению санкций до тех пор, пока Москва не изменит своей позиции по украинскому вопросу. В отличие от прежних министров от партии социал-демократов Маас не имеет расхождений по отношению к России с канцлером Ангелой Меркель: оба считают, что при формировании немецкой внешнеполитической и внешнеэкономической повестки (с учетом снижения российско-германского товарооборота) интересы Германии неотделимы от интересов Европы и НАТО.

В сложившейся обстановке состоявшиеся 18 августа переговоры Владимира Путина и Ангелы Меркель дают определенную надежду на то, что российско-германские отношения будут строиться с учетом здорового прагматизма с каждой из сторон. И Россия, и Германия заинтересованы в благополучном разрешении сирийского конфликта, сохранении ядерной сделки с Ираном, а также в борьбе с терроризмом. Немаловажное значение продолжает играть и «Северный поток». Для России успешная реализация проекта сулит внушительную экономическую выгоду, для Германии – бесперебойные доставки газа на её территорию.

России не следует полагаться на то, что совместные экономические проекты окажут позитивное влияние на немецких политиков, и последние станут содействовать ослаблению антироссийских санкций.

Тем не менее Германия вынуждена рассматривать Россию в качестве равноправного партнера. Только такой подход позволит восстановить практически прерванный диалог и накопившееся отчуждение по отношению к друг другу.

Алиса Цаава, магистрант Central European University, 
специально для образовательного проекта по политологии PolitIQ

Подписывайтесь на нас в Telegram!

Все новости